В ОЖИДАНИИ ДОЖДЯ (АНДРЕЙ ЛЕОНОВ)
Я – маленький, горло в ангине.
За окнами падает снег.
И папа поет мне: «Как ныне
Сбирается Вещий Олег…»

 

Я слушаю песню и плачу,
Рыданье в подушке душу,
И слезы постыдные прячу,
И дальше, и дальше прошу.

 

Осеннею мухой квартира
Дремотно жужжит за стеной?
И плачу над бренностью мира.
Я маленький, глупый, больной.

 

Давид Самойлов

 

Для того кто беззаветно, искренне, с самого детства любит мультфильмы, FAAF это такая кондитерская лавка, в которой тебя оставили на ночь. Можно пробовать все и все так вкусно и каждая новая конфета – загадка. Никогда не знаешь, что внутри.

Не буду оригинален, признаюсь, что мультфильмы в детстве я любил. Как только приходила телепрограмма, я тут же бросался ее изучать в поисках заветных «мультиков». Остановите меня на бегу посредине недели, и я без запинки отвечу, что мультфильмы будут в воскресенье в 16-45 (например) и продлятся (ура!) целых 25 минут. Мы все, сколько нас было во дворе, бросали свои игры и заранее бежали включать вечно барахлящие черно-белые телевизоры, что бы усесться поудобнее и замереть в ожидании любимого зрелища. Что и говорить, тяжелым ударом было, если вместо рисованного мультфильма показывали какой-нибудь кукольный, или, еще чище, собранный из лоскуточков и клубочков, по прихоти режиссера-новато ра.

А еще, иногда случался праздник. Мы с мамой воскресным утром шли в малый зал кинотеатра «Россия», где всегда крутили мультфильмы. Нам часто не везло, мы приходили слишком поздно, когда билеты на самые лучшие сеансы были раскуплены. Приходилось идти на сборники каких-то неизвестных мультфильмов. Как правило, это были творения авторов из братских социалистических стран. Чаще всего они были малобюджетные, не смешные, и совсем не детские. Но если любишь – надо любить это всегда, и в горе и в радости, и я любил.

Это долгое предисловие понадобилось мне для того, что бы иметь под ногами хотя бы какую-то небольшую твердь, начиная разговор о фильмах FAAF 2015 года. Такой необъятный материал, как современная анимация, существует во стольких ипостасях и может быть рассмотрена под столькими углами и во стольких аспектах, что любой разговор не имеет смысла, если не запастись точкой отсчета. И даже, имея такую точку, можно лишь ПРЕДПРОЛОЖИТЬ, куда плывет этот пышный, вооруженный сотнями парусов корабль «Анимация», какие новые земли он ищет, и от каких бежит.

Я хочу рассказать о впечатлениях, которые на меня произвели всего три конкурсных фильма, и при этом не впасть в грех обобщения.

«Океаноборец», так называется постапокалипсиче ский фильм Лукаса Мартела, погружающий нас в великолепно прорисованный мир в стиле «Безумного Макса». Когда придумываешь фантастический мир, очень важно сделать его правдоподобным, подробным, таким, что бы его хотелось рассматривать еще и еще. Вот тогда включается помощница всех режиссеров – зрительская фантазия и начинает кружиться танце и дорисовывать то, что и в мыслях у автора не было. Жаль только, что название переведено крайне неудачно. «Океаноборец» по-русски означает «Борец с океанами», здесь же мы видим самоотверженную девочку, которая на своем потрепанном самолете ищет последние источники влаги – облака, что бы превратить их в дождь для иссушенной земли. Вот Бредбери назвал свой великий и трагический рассказ «Будет ласковый дождь», который, кстати, стал однажды мультфильмом, а как бы это название подошло!

В отзывах о фильме я прочитал о том, что финал «потрясает». Я попробовал угадать этот финал и угадал. Ну, конечно «Данко», превративший свое сердце в воду для людей. Девочка погибает, тараня пиратский лайнер, который собирал воду из облаков в корыстных целях. Вот она сила пропаганды, а может быть это вовсе не пираты, а смелые добровольцы, собирающие воду для больных детей? А девочка эта из секты, которая ставит своей задачей – вылить всю воду в мертвую пустыню, во имя бога Суховея.

Вернемся к фильму, и несмотря на мои придирки, я скажу, что он чудесен. Если бы я в своем детстве увидел такое, я бы несколько дней только и мог думать об этом несчастном мире, и об этой смелой девочке, а еще, наверное, вернувшись домой, схватил бы карандаши и рисовал бы, рисовал… Ребенок во мне оценил этот фильм высоко и преданно искусству мультипликации. Взрослый же увидел фрагмент из Безумного Макса, в котором второстепенный герой без текста вполне может погибнуть, не нарушая правил американского «Хэппи енда». (Почему у американцев, как ни начнут фантазировать, так обязательно Безумный Макс получается, как у нас калашников?) И еще вспомнились слова из «Обыкновенного чуда» Шварца: «Стыдно убивать героев, что бы растрогать холодных и расшевелить равнодушных».

Фильм датского режиссера Кэульфа-Хупа «Великая блудница и Чудовище» ребенку внутри меня не понравился, разочаровал. Картонные персонажи, которые исполняют пьесу на картонной сцене, не смешно, не интересно, глупо.

Зато как близко и понятно мне, взрослому, то, что делается на этой картонной сцене, где герои стремятся угодить жадному до зрелища зрителю. Невольно нахлынули бессчетные воспоминания о том, как сам прогибался и угождал Зрителю, и Мамоне, и изображал из себя Великую блудницу, и потому был чудовищем. И поучительные слова Шварца кажутся по сравнению с этим позором – детским лепетом. И хочется выражаться не Шварцем а матом, и хочется забыть все поскорее и смотреть детские мультфильмы, много и долго.

Третий фильм, про который мне захотелось сказать это фильм канадских авторов «Пропасть». Это притча. Два городских бездельника-тури ста хотят построить мост через пропасть. Ну, вот надо им на тот берег и все. Нет таких крепостей, которые не взяли бы молодые экстремалы. И они берутся за дело. А рядом село, где живут простые аграрии. Что-то сеют, что-то пашут, живут своими проблемами, и преодолевать пропасть им не то что бы не хочется, а просто не нужно. Но старания городских чудаков вызывают у них интерес, как вызывают интерес старания муравьев, ползущих по веточке. И вот, когда наступает момент истины, и бушует страшная буря, а смельчаки пытаются перебраться через пропасть, вся деревня приходит на помощь, удерживая рвущиеся веревочки на этом берегу. А экстремалы на том. И молния и ветер. И страшно и здорово. И жутко. Какие молодцы крестьяне, какие смельчаки парни. Вот одни уже перепрыгнул на тот берег, и вот уже другой…, но мост ломается. И второму уже не допрыгнуть. И все напрасно, и мост пылает, подожженный молнией. А на этом берегу деревенские тянут изо всех сил веревку, удерживая мост. И тогда обреченный на гибель мальчишка пускает вверх сигнальную ракету, мол «Добрался! Всем спасибо». И все счастливы, и радость и «ура». Поморгал аварийкой перед смертью. Детский зритель во мне ошарашен и не знает что сказать. Взрослый тоже. И чувства нахлынули, добрые, непонятные. И остался вопрос «Зачем?». И Строки вспомнились: «О, дай мне Бог конец такой, Всю боль испив до дна, В свой смертный миг махнуть рукой Глядящим из окна!»

Смотрите мультфильмы. Понравится – хорошо. Не понравится – не расстраивайтесь, это же все понарошку. А героев убивать все-таки стыдно.

Источник: Animatron

faaf
NON QUANTITAS SED QUALITAS
ФЕСТИВАЛЬ АВТОРСКОГО АНИМАЦИОННОГО ФИЛЬМА
© 2013 — 2017    НП «АНИМАТОГРАФ»
Открыть
Открыть
0.0318